«Философские письма» Петра Чаадаева
Страница 1

История » Основные этапы истории России » «Философские письма» Петра Чаадаева

Петр Чаадаев (1794–1856) написал 8 философских писем, первое из которых опубликовано в 1836 году. Чаадаев с горечью отмечает отсталость России. По его мнению, успехи Западной Европы объясняются тем, что там господствует католицизм. В России же православие бессильно перед государством и вынуждено освящать крепостное право. Задавленное деспотизмом государства и рабством Россия оказалась не способна внести свой вклад в развитие человечества. Впоследствии Чаадаев отказался от этой идеи.

Славянофилы К.С. Аксаков, И.В. Киреевский, Ю.Ф. Самарин, А.С. Хомяков. Славянофилы выступали против сближения России с Западной Европой и усвоения ее экономического и политического опыта. «Общинное начало» в русском крестьянстве они считали главное особенностью России, отличавшем ее от Запада. Единство понятий, обычаев, убеждений распространенных среди крестьян вполне способно заменить государственные законы. Государство, созданное варягами, всегда было чуждо общинному началу русского народа, оно довлело над ним как внешняя и чуждая ему сила. Реформы Петра I нарушили исконное равновесие между государством и общинным началом Руси: «Государство вмешалось в нравственную свободу народа…. и перешло в душевредный деспотизм». Подобное вмешательство государства стало «искажением нравственных начал в самом народе, который, не находя свободы нравственной, захочет, наконец, свободы политической, прибегнет к революции и оставит свой истинный путь». Задача правительства – вернуться к исконным началам русской жизни: «правительству – право действования и, следовательно, закона; народу – сила мнения, и, следовательно, слова». Наилучшим достижением такого единства могли бы стать Земские соборы, проводившиеся в начале XVII века, на которых правительство при принятии решения вступало в совет с народом.

А.И. Герцен «С того берега»:

«Европа нас не знает, она знает наш фасад и больше ничего. Пусть она узнает ближе народ, которого отроческую силу они оценили в бою, где он остался победителем; расскажем ей об этом мощном и неразгаданном народе, который втихомолку образовал государство в шестьдесят миллионов, который так крепко и удивительно разросся, не утратив общинного начала и первый перенес его через начальные перевороты общественного развития, о народе, который как-то чудо умел сохранить себя под игом монгольских орд и немецких бюрократов… который сохранил величавые черты, живой ум и широкий разгул богатой натуры под гнетом крепостного права и в ответ на царский приказ образоваться ответил через сто лет явлением Пушкина. Пусть узнают европейцы своего соседа: они его только бояться – надобно им знать, чего они бояться».

Ф.М. Достоевский «Дневник писателя»:

«Тут вышла одна великая ошибка, с обеих сторон, и прежде всего та, что все эти тогдашние западники Россию смешали с Европой, приняли за Европу серьезно и, отрицая Европу и порядок ее, думали, что то же самое отрицание можно приложить и к России, тогда как Россия вовсе была не Европа, а только ходила в европейском мундире, но под мундиром было совсем другое существо. Разглядеть, что это не Европа, а другое существо, и приглашали славянофилы, прямо указывая, что западники уравнивают нечто непохожее и несоизмеримое и что заключение, которое пригодно для Европы, неприложимо вовсе к России, отчасти и потому уже, что все то, чего они желают в Европе, – все это давно уже есть в России, по крайней мере, в зародыше и в возможности, и даже составляет сущность ее, только не в революционном виде, а в том, в каком и должны эти идеи всемирного человеческого обновления явиться: в виде Божеской правды, в виде Христовой истины, которая когда-нибудь да осуществиться же на земле и которая всецело сохраняется в православии. Они приглашали сперва поучиться России, а потом уже делать выводы; но учиться тогда нельзя было, да, по правде, и средств не было. Да и кто тогда мог что-нибудь знать о России? Славянофила, конечно. Знали во сто раз больше западников (и это minimum), но и он действовали почти то ощупью. «…» Но если славянофилов спасло тогда их русское чутье, то чутье это было и в Белинском, и даже так, что славянофилы могли бы счесть его своим самым лучшим другом. Повторяю, тут было великое недоразумение с обеих сторон».

Кошелев «Записки»:

«Они ожидали свет только с Запада, превозносили все там существующее, старались подражать всему там установившемуся и забывали, что есть у нас свой ум, свои местные, временные, духовные и физические способности и потребности. Мы вовсе не отвергали великих открытий и усовершенствований, сделанных на Западе, но мы находили необходимым все пропускать через критику нашего собственного разума и развивать себя с помощью, а не посредством позаимствований от народов, опередивших нас на пути образования. Западники с ужасом и смехом слушали, когда мы говорили о действии народности в областях науки и искусства, они считали последнюю чем то отвлеченным, не подлежащим в своих проявлениях изменению согласно с духом и способностями народа, с его временными и местными обстоятельствами, и требовали деспотически от всех беспрекословного подчинения догматам, добытыми или во Франции, или в Англии, или в Германии… Мы признавали первою. Самою существенною нашею задачею – изучение самих себя в истории и в настоящем быте; и как мы находили себя и окружающих нас цивилизованных лет утратившими много свойств русского человека, то мы считали долгом изучить его преимущественно в допетровской истории и в крестьянском быте. Мы вовсе не желали воскресить Древнюю Русь, не ставили на пьедестал крестьянина, не поклонялись ему и отнюдь не имели ввиду себя и других в него преобразовывать. Все это клеветы, ни на чем не основанные, но в этом первобытном русском человеке мы искали, что именно соответственно русскому человеку, в чем он нуждается и что следует ему развивать. Вот почему мы так дорожили собиранием народных песен и сказок, узнаванием народных обычаев, поверий, пословиц, и др.»

Страницы: 1 2 3

Коммунистический абсолютизм в России и Татарстане
Предпосылки коммунистического абсолютизма. Согласно основному постулату марксистского материализма, "бытие определяет сознание". Тем не менее социализм вошел в сознание россиян не через материальную жизнь, а как идеальное представление о будущей справедливой и материально обеспеченной жизни. Коммунисты разъясняли, что только С ...

Культура в 20-е годы
С 1922 годабольшевизм начал борьбу со всеми небольшевистскими течениями. Были закрыты газеты других партий, ограничен доступ к образованию выходцев из непролетарских сословий, начались гонения на религию. С 1922 года все печатные издания стали подвергаться цензуре. В августе 1922 года около 160 ведущих профессоров были высланы из СССР ...

Испания и Россия в период Первой Мировой Войны: основные векторы отношений
В настоящей части нашего изложения мы проанализируем основные векторы взаимоотношений Испании и России в годы Первой мировой войны – в 1914 – 1918 годах. Сразу необходимо отметить, что взаимоотношения двух стран в годы Первой мировой войны, несколько активизировались. Можно также отметить, что российское посольство в Мадриде, во многом ...