Введение
Страница 3

Выступая от имени Толя в удобной и кажущейся внешне убедительной форме-форме "мемуаров", Бернгарди отрицает у М.И. Кутузова всякую самостоятельность, пытаясь изобразить его только слепым исполнителем воли Толя, которому якобы "удалось овладеть умом Кутузова и влиять на него в желательном направлении"[5]

Подтасовывая факты, прибегая к вымыслу, Т. Бернгарди нагло орудует от имени покойника Толя с определенной целью - во что бы то ни стало исказить, обесценить, загрязнить и опошлить историческую роль и плодотворную деятельность в течение всей Отечественной войны 1812 года М.И. Кутузова.

Появление такой зловредной фальшивки, как "Мемуары генерала Толя, Бернгарди", убедительно доказывает, что немецкие шовинисты настойчиво продолжали начатую Клаузевицем антирусскую пропаганду.

Рекламируя взгляды и практику немецкого военного искусства, в частности пруссаков, Бернгарди стремился обесценить и опорочить русское национальное военное искусство, лучшими представителями которого в мануфактурный период войн являлись А.В. Суворов и М.

И Кутузов.

Изучение русских первоисточников - многочисленных документов Отечественной войны 1812 года - дало возможность советским историкам полностью разоблачить ложь и клевету, преднамеренность и злостность фальсификации истории Клаузевицем, Бернгарди, Вильсоном, Беннигсеном, Левенштерном и их многочисленными последователями.

Следует, однако, заметить, что сам генерал Толь еще в 1824 году решительно возражал против переоценки его роли в Отечественной войне 1812 года.

В своем письме, адресованном военному историку Д.П. Бутурлину, написанном в 1812 году и опубликованном 25 января 1825 года, генерал К.Ф. Толь заявил во всеуслышание: "До меня дошло суждение иностранца, оскорбляющее истину и выставляющее в неблагоприятном свете заслуги великого человека. Итак. я должен объявить, что действия князя Кутузова и мои в эту войну, хотя и направленные к одной цели, не менее того разнились существенно и зависели от обязанностей, которые мы несли каждый по службе. Он, с твердостью и постоянством, предводительствуя всеми нашими армиями, при свете обширного и опытного ума своего, придумывал общие планы действий, долженствовавших неминуемо привести неприятеля к погибели, и назначал время и место для исполнения сих планов. Я же ограничивался кругом, мне принадлежавшим, довольствовался разработкой его мыслей и составлял подробные распределения, необходимые для всякого военного действия. Соединяя в себе все пружины нашей воинской силы, он руководил ею так, чтобы она наносила неприятелю наиболее гибельные удары"[6]

Фальшивка, состряпанная Бернгарди, появилась уже после смерти Толя. Однако по желанию его сына было напечатано уведомление, в котором он просил:".объявить во всеобщее сведение, что сочинение Бернгарди по духу своему не имеет ничего общего с настоящими Записками родителя, что книги эти глубоко огорчили оставшуюся в живых семью графа Карла Федоровича (Толя-Н. Г.), содержа в себе совершенно превратное изображение его личности и деятельности и заставляя его играть в истории такую роль, которая вовсе не соответствовала его характеру"

Все сочинения западноевропейских - английских, французских, немецких и прочих авторов, посвященные войне 1812 года, преследовали в основном одну и ту же цель: опорочить и принизить решающее значение и роль великого русского народа в разгроме армии и империи захватчика Наполеона и попутно оклеветать или вовсе умолчать о гениальном русском полководце М.И. Кутузове, который загубил Наполеона и его армию.

Многочисленные дореволюционные русские авторы, за единичными исключениями, также преднамеренно недооценивали роль всенародного движения широчайших масс простых людей тогдашней России - крестьян, ремесленников, мастеровых, дворовых людей. Вместо правдивого описания патриотического движения народных масс и их героических подвигов в борьбе за Родину буржуазно-дворянские историки и мемуаристы, военные теоретики и публицисты ограничивались изложением боевых действий русской армии и флота, выделяя в нем только события и факты, возвеличивавшие роль дворянства, офицерства и генералитета.

Чрезвычайно характерным является то, что описания и оценка деятельности М.И. Кутузова в сочинениях русских буржуазно-дворянских авторов и западноевропейских фальшивках Клаузевица, Вильсона и Бернгарди отличаются большим сходством.

Множество историков, из которых наиболее ретиво проявили себя Д.П. Бутурлин, А.П. Михайловский-Даниловский и М.И. Богданович, в один голос расхваливали, прославляли и возвеличивали до уровня непревзойденного гения царя Александра I, якобы единолично возглавлявшего всю борьбу с Наполеоном, лично создавшего план действий и непосредственно осуществлявшего все мероприятия.

Страницы: 1 2 3 4

Структура университетов пореформенной России
В стенах университетов сохранялись четыре факультета: историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский. В Санкт-Петербургском университете не было медицинского факультета, но функционировал факультет восточных языков. Число кафедр значительно возросло: время диктовало необходимость усиления теоретической и истор ...

Антинормандская теория
Миллеру стал возражать Михаил Васильевич Ломоносов . Он считал, что славяне никого не приглашали и самостоятельно создали государство, а призвание варягов более поздняя вставка в летопись. Спор между норманистами и антинорманистами не окончен до настоящего времени. Князь появился из предводителя народного ополчения. Вокруг князя на по ...

Гербъ рода Милорадовичевъ
В щите имеются две части: вер­хняя малая и нижняя пространная. В верхней части в голубом поле изображен золотой замок крепост­ных ворот. В нижней части в верх­нем правом и нижнем левом поле помещено по одной серебряной луне, рогами обращенной вниз. А в левом верхнем и правом нижнем золотом поле помещены части кре­пости. Щит увенчан обык ...