Предпосылки возникновения государства в Древнем Риме. История возникновения Древнего Рима
Страница 3

История » Становление государства в Древнем Риме » Предпосылки возникновения государства в Древнем Риме. История возникновения Древнего Рима

По мнению некоторых ученых, трибы - это естественные соединения семейств и родов для лучшей защиты своих прав и интересов, наподобие греческих фил. Однако, это мнение опровергается тем, что, по крайней мере, две первые трибы—Ramnes и Tities—имеют несомненный национальный отпечаток: Ramnes—это латины, а Tities—сабиняне. Ввиду этого наиболее вероятным представляется мнение Моммзена: Ramnes и Tities первоначально были двумя совершенно самостоятельными общинами, обитавшими на двух соседних холмах; они долго враждовали между собой (об этой вражде с сабинянами повествует и предание), но кончили тем, что слились в одну единую общину. Несколько позже в состав той же общины вошла и третья -Luceres, национальный характер которой неясен (некоторые думают даже, что это были выходцы из Этрурии).

Слияние это, с одной стороны, конечно, увеличило материальную силу соединенной общины и ее значение среди соседей, а, с другой стороны, должно было отозваться некоторым усложнением государственной, т. е. общинной, организации. Но и при всем том Рим на заре своей истории не представлял ничего грандиозного: не более 5 кв. миль и не более 10 тысяч жителей.

В составе Латинского союза в эпоху более раннюю Рим занимает положение одной из рядовых общин. Общиной первенствующей был не он. Однако, позднее значение Рима начинает возрастать. Возможно, этому способствовало как самое географическое положение Рима, так и указанное выше слияние трех соседних общин в одну.

Между Римом и Alba Longa возникает соперничество за гегемонию в союзе, и борьба на этой почве, украшенная римской традицией различными легендами, заканчивается полной победой Рима. Эта победа, впрочем, не разрушает Латинского союза и не делает Рима обладателем всей союзной территории. Он лишь вступает на место Alba Longa. Продолжают существовать общелатинские празднества и общелатинские народные собрания; сохраняется и принципиальная независимость отдельных общин. Мало-помалу, однако, постепенно усиливаясь, Рим накладывает свою руку на эту независимость; значение общелатинских собраний постепенно падает: Рим приобретает привычку навязывать союзникам свои решения. В таком положении мы и находим Латинский союз к концу первого периода Римской истории.4

К середине VI века до н.э. Рим становится городом в полном смысле этого слова: там появляются монументальные храмы и общественные здания из камня, мощеная рыночная площадь у подножия Палатина (Форум), внутренняя цитадель (кремль) на Капитолии, холме с отвесными склонами, и даже каменные стены вокруг города, которые в то время встречались нечасто. Они охватывали территорию площадью в 420 га. Это означало, что Рим стал одним из самых крупных и многолюдных городов Италии. Только Капуя и Тарент могли сравниться с ним размерами городской территории и численностью своего населения.

Страницы: 1 2 3 

Высшее образование во второй четверти XIX века
Восстание декабристов в 1825 г. оказало огромное влияние на все стороны социальной жизни Российской империи, в том числе на образование. Новый император Николай I видел одну из причин революционных выступлений в несовершенстве образовательной системы. Мысли о "порочности" российской системы образования неоднократно высказывал ...

Предпосылки возникновения государства в Древнем Риме. История возникновения Древнего Рима
Начало римской истории теряется во мгле легенд и преданий. Это связано с тем, что синхронных письменных источников, относящихся к первым векам истории Рима, почти не сохранилось. Последовательное и связное изложение древнейшей истории Рима мы встречаем в сочинениях писателей и историков, живших не ранее I в. до н.э. Они сами могли об ...

Тоталитарная нравственность
Однако в этом солдатском образовании нравственной подготовке придавалось не меньше значения, чем технической. Спартанское образование целиком направлено на формирование характера по совершенно определенной модели, той самой, которую на глазах у нас, в Европе XX века, вновь вызвало к жизни во всем ее диком и бесчеловечном величии воскреш ...