Дом Демидовых

Особняк Демидовых - первое здание на участке дома № 43 по Большой Морской улице появилось в 1730х годах. Первоначально дом был двухэтажным в 11 окон, во второй половине XVIII века его надстроили третьим этажом.

14 февраля 1836 года участок был продан семьёй Эссенов за 240 000 рублей статскому советнику, владельцу уральских заводов Павлу Николаевичу Демидову. Эссены переехали в дом № 38 по Большой Морской, Демидов 25 февраля этого же года выкупил у О. Монферрана и соседний дом № 45. Эти приобретения были сделаны Павлом Николаевичем перед его женитьбе на фрейлине Авроре Шернваль, считавшейся одной из самых красивых женщин Санкт-Петербурга. Для новых владельцев особняк перестраивал О. Монферран. Архитектор занимался постройкой Исаакиевского собора, однако будучи в дружеских отношениях с Демидовыми не отказался от данного заказа.

По особому архитектор оформил въёзд во двор: ворота, балкон и две ниши с фонтанами были объёдинены в одну общую группу. В верхней части фасада была помещена скульптурная группа работы Т.Н. Жака — крылатые фигуры с геральдическим щитом. На щите был изображён герб Демидовых. В интерьере особняка особо известным стал Малахитовый зал. Впервые малахит был применён для облицовки помещения (колонны и камин). Только после появления Малахитового зала в особняке Демидовых подобный зал появился в Зимнем Дворце, в иконостасе Исаакиевского собора.

Павел Николаевич Демидов умер в 1840 году, далее домом владела его жена. Спустя несколько лет после смерти Демидова она вышла замуж за Андрея Николаевича Карамзина — сына знаменитого историка и писателя. Андрей Николаевич поселился в этом доме. В 1848–1850 годах отделочные работы и небольшие перестройки в особняке выполнял Г.А. Боссе.

После Карамзиных домом владел сын Авроры Павловны и Павла Николаевича — Павел Павлович Демидов. В 1864 году он сдал дом на 9 лет итальянскому посольству за 10 000 рублей в год. В 1874 году дом был продан светлейшей княгине Наталье Фёдоровне Ливен, внучке Санкт-Петербургского военного губернатора П.А. фон дер Палена, причастного к убийству Павла I. При новой хозяйке в 1870х годах особняк перестраивал архитектор Иван Васильевич Штром. Работы включали в себя установку в подвале двух калориферов, уничтожение печей, устройство водяного отопления, водопровода и газового снабжения. В доме на Большой Морской Н.Ф. Ливен устроила молельню протестантской конфессии — баптистов. В доме не было никаких светских приёмов, в Малахитовом зале проходили духовные беседы со свободным доступом всех желающих. В 1910 году особняк был выкуплен послом короля Италии, здесь снова разместилось итальянское посольство. На картуше герб Демидовых сменился итальянским гербом. В 1925 году итальянцы вывезли из особняка всё малахитовое убранство. В настоящее время здание арендует Балтийский банк.

Политика восстановления Германии
Вхождение ФРГ в европейское сообщество, будучи «руководящей идеей» политики Аденауэра и Соединенных Штатов Америки, являлось, однако, лишь одним из элементов той, другой цели, т. к. главной целью, было восстановление сильной Германии. Если экономическое сотрудничество ФРГ с западными державами должно было привести к заключению между ним ...

Воспитание в Спарте. История спартанского образования
Спарта, непревзойденный источник сведений об архаике, естественно составляет следующий этап нашей истории. На этом этапе мы наблюдаем, как гомеровское рыцарское образование, не прерываясь, начинает постепенно изменяться. Напротив, для нее делом чести будет оставаться городом полуграмотных. Хотя ее мелочное законодательство регламентируе ...

Имена.
Князь Вяземский говорит, что Москва тогда особенно славилась прозвищами и кличками своими (этот обычай, впрочем, встречался и в Древней Руси). Так, был в Москве князь Долгоруков «Балкон», прозванный так по сложению своих губ. Был в Москве князь Долгоруков «Каламбур», потому что он каламбурами так и сыпал. Был ещё князь Долгоруков podiqu ...