Русская интеллигенция и революция
Страница 2

История » Октябрьская революция 1917 г. » Русская интеллигенция и революция

Весьма примечательно, что А.Ф. Лосев вполне сознательно остался в России, даже не рассматривая возможность эмиграции, которая у него в принципе оставалась до середины 20-х годов. Тема жертвенности — неизбывная тема русской интеллигенции. Но у Лосева она лишена надрывности и кликушества: «Такая жизнь индивидуума — писал он, — есть жертва. Родина требует жертвы. Сама жизнь Родины — это и есть вечная жертва». Но неподдельный и философски обоснованный стоицизм Лосева тем не менее не может скрыть от нас глубокого трагизма его «парадигмы», приводящей русского интеллигента к изолированности от внешней социальной среды и духовному одиночеству.

Парадигма третья. «Попытка достойного партнерства». Эта парадигма была связана с попыткой интеллигенции установить честное и достойное общение с режимом и стрем­лением найти хотя бы какой-то модус их сосуществования при сохранении принципа невме­шательства и личной независимости нравственного самовосприятия. В какой-то степени она может стать объяснением жизненного пути трех выдающихся русских интеллигентов — М.А. Булгакова, Б.Л. Пастернака и Д.Д. Шостаковича. В условиях установившегося после революции тоталитаризма М. Булгаков, в силу склада своего характера и убеждений, не мог и не хотел выбирать позицию добровольной изоляции. Посвятивший себя театру, он принимал деятельное участие в литературных объединениях, художественной жизни Мос­квы.

Парадигма «достойного партнерства» не принесла, однако, того, на что надеялся Бул­гаков. Все больше и больше его творчество шло вразрез с официозом, и он вынужден был так или иначе начать литературное «двойничество», писать то, что заведомо не могло быть опубликовано. Так, его наиболее крупное произведение, роман «Мастер и Маргарита» и стал как раз «романом без будущего» (он был опубликован только в 60-е годы). Приме­чательно, что с социологической точки зрения, мировоззрение двойственности, философ­ской разорванности восприятия мира гениально воплотилось в этом романе. Парадигма «достойного партнерства» оказалась также исполненной внутреннего драматизма и даже трагизма, которые проявляют себя как в коллизиях личной жизни русского интеллигента, так и в его творчестве. Это обстоятельство еще более разительно обнаружило себя в жизни Б.Л. Пастернака и Д.Д. Шостаковича.

Парадигма четвертая. «Умеренное сотрудничество». Наряду с дистанцированным парт­нерством русская интеллигенция выработала еще одну стратегию своего отношения к властям. Стратегия эта заключалась в том, чтобы «честно» принимать реалии социального уклада Советской России, но находить для себя такие области («лакуны») в творчестве и интеллектуальной деятельности, которые в наименьшей степени были связаны с нравст­венными компромиссами. Поскольку режим установился на многие сотни лет и конца ему, читалось, не было видно, а равно и доступной альтернативы ему нет, полагали вынужденные сторонники такой парадигмы, то следует, во-первых, искать нечто положительное плюс в самом режиме, а, во-вторых, нее же уходить как можно дальше от наиболее идеологически окрашенных тем и «зон».

На раннем этапе формирования этой парадигмы она была сформулирована в сборнике «Смена вех». Постепенно она получила широкое распространение. В литературе ее можно отметить, например, в жизни и творчестве К.С. Паустовского, позднее — писателей «деревеньщиков». В кино — это длинный список талантливых режиссеров, посвятивших себя разработке нравственных тем личности.

Страницы: 1 2 3 4

Иван IV Васильевич Грозный (1533–1584)
Иван Грозный вступил на престол семилетним ребенком. Полнота власти до его совершеннолетия принадлежала его матери Елене Глинской . Пользуясь малолетством царя, вокруг престола развернулась борьба боярских группировок Шуйских, Бельских и Глинских за право воспитывать Ивана. Злоупотребления бояр властью послужили причиной крупного народн ...

Оборона Севастополя (13 сентября 1854 г. — 27 августа 1855 г.)
Когда англо-франко-турецкая армия под командованием генералов Ф. Дж. Раглана и Ф. Канробера (67 тыс. чел.) подошла к Севастополю, там находился 7-тысячный гарнизон и 24 тыс. чел. флотских экипажей. Оборону города возглавили вице-адмиралы В.А. Корнилов и П.С. Нахимов. Чтобы не допустить прорыва союзной эскадры в бухту, русские затопили т ...

Подавление восстания «краснобровых»
Век «Новой» династии оказался недолог, после гибели Ван Мана империя пала к ногам нового императора Гэнши, провозгласившего возвращение династии Хань, вошедшей в историю как Поздняя Хань. Таким образом основные цели Лю Сюя и его последователей были достигнуты, но с «краснобровыми» дело обстояло иначе – они продолжали бесчинствовать во м ...