Русская интеллигенция и революция
Страница 1

История » Октябрьская революция 1917 г. » Русская интеллигенция и революция

Общеизвестно, что Русская революция 1917 года, предопределенная целым рядом исто­рических обстоятельств, была детищем русской интеллигенции. И речь идет не только и не столько о революционерах в узком смысле этого слова. Интеллигенция в целом жила ожиданием радикальных перемен, стремилась к ним, обосновывала их необходимость, хотя и понимала характер этих перемен по-разному. Революция представлялась как тотальный переворот всей социальной системы, как полное очищение от старых ценностей, от «распутинщины», как создание нового на «чистом месте». Этот искренний порыв исто­рического созидания, исполненный всех тех же крайностей и неумеренности, столкнулся с отрезвляющей реальностью.

И этой реальностью стал быстро укрепившийся в Советской России бюрократически-тоталитарный режим. Интеллигенция, искренне не ведая того, привела его к власти, освятила этот путь. Но она же в глазах режима выступала с самого начала его первейшим социальным противником. Прежде всего не устраивали присущие интеллигенции независи­мость критического отношения к действительности, независимость мысли и действия как таковая. Это была социальная группа, труднее всего подчинявшаяся внешнему воздейст­вию, ибо, как известно, духовные ценности обладают свойством высокой сопротивля­емости.

Все возраставшее давление на интеллигенцию, развивавшееся по нескольким направле­ниям (экономическому, политическому и собственно идейно-нравственному) привело к возникновению новых парадигм (идеальных социальных типов), на которые стала ориентироваться российская интеллигенция послеоктябрьского периода[7]. Проиллюстрируем эти парадигмы весьма силуэтными портретами выдающихся русских интеллигентов, волею судеб олицетворивших их.

Парадигма первая. «Исход». Эмиграция на Запад стала для многих сотен тысяч русских интеллигентов эпопеей избавления и одновременно трагедией духовной безысходности.

Рассматриваемая парадигма предопределяет драматизм, если не трагизм того, кто ей соответствует. Так в общем произошло и с П.А. Сорокиным. Его научный гений имел чисто русские характеристики, его многочисленные социологические труды всегда содержали в себе тот самый нравственный компонент «излишности». Даже будучи искренним «западником», Сорокин продолжал оставаться чисто русским интеллигентом, маявшимся мировыми проблемами, судьбами человечества, нравственными эквивалентами социологических концепций и пр. И потому очевиден глубокий диссонанс, который звучал в отношениях Сорокина с современным ему интеллектуальным сообществом на Западе. Полного понимания в своих отношениях они все же не достигли. В итоге никем не оспариваемый авторитет Сорокина все же остается дли Америки явлением сугубо историческим. Пророческий и нравственный дар П.П. Сорокина так и оставался не востребованным.

Парадигма вторая. «Уход в пещеры». Давление бюрократически-тоталитарного режима, постоянно усиливавшееся, заставило многих русских интеллигентов уходить во внутрен­нюю эмиграцию, создавать духовное подполье, замыкаться в себе, ограничивая круг соци­ального общения. Жизнь и творчество А.Ф. Лосева может быть яркой, но одновременно и трагической иллюстрацией этой парадигмы. С конца 20-х годов Лосев практически прекращает свою основную преподавательскую деятельность и начинает писать «в стол». Это совпадает с его первым арестом, допросами в ОГПУ и заключением в лагерь на Соло­вецких островах. Пройдя «перевоспитание» в лагере и вследствие нового везения выйдя из него живым, А.Ф. Лосев полностью отказывается от любых форм общественной деятель­ности и фактически становится чистым мыслящим интеллектом, заточенным в пещере вынужденной изоляции. Лосев затихает и исчезает на десятилетия.

Страницы: 1 2 3 4

Терроризм и террористы
Террористами не рождаются. Немало внешних причин, свойств характера должно сложиться в прихотливую мозаику, чтобы образовался специфический феномен русского революционера-боевика. Длительное время в российской литературе господствовало однобокое освещение сущности политического терроризма, его роли и места в общественном развитии. Его р ...

Основные направления внешней политики и расширение территории России в XV-XVI веках
Основными направлениями внешней политики Москвы в XV–XVI веках были: – западное (Новгород, Тверь, Польско-Литовское государство, Ливония); – южное (Золотая Орда); – восточное (предуралье, Урал, Сибирь). Если задачи внешней политики на западном и восточном направлении постоянно менялись в процессе их решения, то на южном направлении ...

События 4 октября
По указанию министра обороны П.С. Грачёва в Москву прибыли танки Таманской дивизии. Утром в районе стадиона "Красная Пресня" из-за несогласованности действий произошли вооружённые стычки между "таманцами" и БТРами "дзержинцев", между "дзержинцами" и вооружёнными людьми из "Союза ветеранов Афг ...