Психология и характер Сталина
Страница 4

История » Личность в истории - Сталин » Психология и характер Сталина

Сталин умел очаровывать людей своими мягкими и обходительными манерами. Умел сохранять маску непроницаемости, за которой скрывалось что-то непредсказуемое . И умел - одной лишь неторопливой интонацией - сообщать глубочайшую мудрость простым и плоским речением.

Сама власть его привлекала, помимо прочего, как игра человеческими жизнями. Глубоко зная людей и глубоко их презирая, Сталин к ним относился как к сырому материалу, с которым можно делать что угодно, осуществляя в истории некий замысел своей личности и судьбы. Он был в собственных глазах единственным актером-режиссером, а сценой была вся страна и шире - весь мир. В этом смысле Сталин был по натуре художником. Отсюда, в частности, и многие отклонения Сталина от Ленина в сторону культа собственной личности. Отсюда же и его капризный деспотизм, а также подготовка и развертывание судебных процессов как сложно-увлекательных детективных сюжетов и красочных спектаклей. И его спокойная маска на публике, маска мудрого вождя, который абсолютно уверен в своей правоте и непогрешимости и поэтому всегда спокоен. Хотя в душе, наверное, у него клокотали страсти.

Сталин любил заманивать свою жертву оказанным почетом и в то же время, иногда немного пугать, выбивая из равновесия, играя как кошка с мышью. Сталин любил держать человека на приколе, оставляя его на высоком посту, но арестовав жену, брата или сына. Перед тем как расстрелять, он, случалось, повышал человека в должности, создавая у того ложное ощущение, что все благополучно.

Сталин как бы проверял на людях силу и магию своей власти, и, если человек проявлял покорность, иногда оказывал милость. Но здесь не было строгой закономерности. Человек мог как угодно ползать перед ним на брюхе, а Сталин его топтал. В игре с человеком и над человеком Сталину важно было придать своей власти непостижимую загадочность, высшую иррациональность. В нем была, по всей вероятности, и самая подлинная иррациональность, но Сталин ее еще сгущал, театрализовывал и декорировал. Это соответствовало и жившей в нем художественной струне, и стремлению придать своей власти религиозно-мистический акцент, и его скрытному, всегда как бы затаенному характеру.

Сталин наслаждался, владея жизнью и смертью людей, которым он мог принести зло, а мог и принести добро. Сталин стоял как бы уже по ту сторону добра и зла. И, сознавая это, чаще всего прибегал к черному юмору, который заключался в колебаниях смысла, так что зло могло обернуться добром и наоборот. Когда, допустим, Сталин проявлял ласковость к человеку и в то же время показывал когти, угрожая его убить. Но та же угроза убить могла закончиться вознаграждением. В этой безграничной возможности подменять добро злом и наоборот проявлялась непостижимая загадочность Сталина. И потому лучшим выражением сталинского юмора был труп. Но не просто труп и не труп врага, а труп друга, который любил Сталина и которому все же Сталин почему-то не доверял .

Это проявлялось и в большой политике. Сталин убил Кирова, а затем, приписав это убийство своим идейным противникам, развязал цепь показательных судебных процессов. Это был гениальный ход сталинской тактики и политики.

Страницы: 1 2 3 4 

Июль–октябрь 1917 года
С апреля по июль авторитет Временного правительства резко падает. Складывается ситуация двоевластия , когда формально власть принадлежит Правительству, а реально властью обладает Петросовет. 4 июля в Петрограде расстреляна мирная демонстрация. Пытаясь решить проблему двоевластия, Правительство запрещает деятельность Петросовета, большев ...

Уроки войны и мировое сообщество
Ориентация на мир и свободу. Большинство историков мира сходятся в том, что вторая мировая война не была фатальной и оправдания не имеет. В годы войны десятки миллионов людей погибли, многие остались инвалидами, сотни миллионов терпели военный лишения и бедствовали. Было подтверждено, что любой вид тоталитарного господству одной страны ...

Чан Кайши: изгнанник и триумфатор
Китайцы издревле именуют свой мир Поднебесной империей. Хотя и не вполне ясно, какие силы вершили ее судьбы в двадцатом веке, но в ушедшем столетии на китайском небосклоне сияло несколько звезд. В первой четверти века это была звезда отца китайской антимонархической революции Сунь Ятсена, во второй — генералиссимуса Чан Кайши, в треть ...