Свержение императора
Страница 3

Восстание краснобровых в Китае » Свержение императора

И здесь родственники Ван Мана, командующие его армией, сделали первую грубую ошибку. Они не имели представления о реальной численности армии Лю Сюя и повели в атаку на него лишь около 10 тысяч человек, приказав остальным войскам не двигаться с места и не снимать осаду с города. Поспешность подготовки этой операции не замедлила сказаться: практически весь карательный отряд империи Синь полег в бою с отрядами Лю Сюя, а он сам, как гласит история, заколол в схватке одного из командующих императорскими войсками, первого министра Ван Сюня. В войсках осаждающих начался хаос, и в этот момент из города вырвались отряды осажденных и ринулись на императорскую армию. К отражению атаки та оказалась абсолютно не готова, никто и не мог предполагать, что казавшиеся малочисленными повстанцы сумеют прорвать осаду. Это был шок и позор. Большинство солдат, оставшихся в живых, просто разбежались по своим деревням, и собрать их было уже невозможно. С остатками разгромленной армии, теперь насчитывавший лишь несколько тысяч человек, кузен императора Ван И отошел к одному из крупных столичных городов Китая – Лояну.

Теперь надо было не дать Ван Ману опомниться. Одна армия под командованием Ван Куана была послана на Лоян, вторая, во главе которой стояли Шэньту Цзянь и Ли Сун, взяла курс на столицу империи Синь – город Чанъань. По дороге армия разрасталась, ненависть к Ван Ману была столь сильна, что к армии Хань, что шла штурмовать столицу, присоединялись деревнями. К этой же армии присоединялись и отряды «краснобровых», хотя официально их лидер Фань Чэн держался в стороне от этих событий.

Наконец в сентябре 23 г. армии восставших подошли к столице империи – красивейшему и многолюдному городу Чанъань. Это был один из самых роскошных городов в ту пору не только в Китае, но и во всей Азии с огромным дворцом в центре, окруженный кварталами ремесленников, храмами и алтарями. После недолгой осады краснобровые 4 октября мощным ударом ворвались в город через ворота в восточной стене. Регулярная армия оказалась не столько слаба, сколько деморализована: слухи о мистическом мастерстве восставших и покровительстве им духам сыграли свою роль. К тому же восставшие умело воспользовались тем, что сегодня бы мы назвали «спецпропагандой»: лазутчики проникая в город, беседовали с солдатами, рассказывая им о том, что небесный «мандат на правление» Ван Мана уже кончился и доказательство тому – многочисленные разливы рек в одних районах и засухи в других. В результате солдаты сопротивлялись слабо, и в конце концов бросились бежать, спасая свою жизнь. Начались грабежи и пожары, город был практически полностью разрушен, полыхали храмы и уникальные древние постройки. Но самая главная цель была впереди – императорский дворец с засевшим там ненавистным Ван Маном. Остатки преданных ему частей, в основном его гвардия и личные телохранители, оттянулись к центральной части города, отбивая первые волны восставших, ринувшихся ко дворцу. И хотя до самого дворца было не более 5 км., именно здесь на этих последних километрах восставших погибло больше, чем при штурме городских стен. Лишь на закате восставшие сумели подойти к внутренней стене императорского дворца.

Преданные командиры императорской гвардии ожидали, что Ван Ман все же скроется из дворца и именно ради этого они клали свои жизни. Сами же восставшие также ожидали, что император попытается бежать, и заранее окружили дворец плотным кольцом, чтобы не дать ему скрыться. Но тот решил сражаться до последнего.

Сторонники узурпатора отчетливо понимали, что дело их проиграно, но никто не соглашался на сдачу. Ожесточение влекло их к оружию, и уличные бои продолжались до тех пор, пока у ванмановцев не иссякли стрелы. Только один Ван Ман не понимал того, что творилось вокруг. Глядя на зарево пожара, отражавшегося в великолепных прудах Цзянтай, видя израненных соратников и слыша крики своих врагов, он говорил только: «Небо облекло меня властью, разве могут причинить мне вред ханьские солдаты?»[10]

Страницы: 1 2 3 4

Революция как предмет исследования
Первое, с чем сталкивается исследователь, занявшийся проблемой революций - это неопределенность предмета. Специалисты не могут договориться не только об определении понятия революции, но и о том, можно ли считать революцию самостоятельным объектом анализа. В общем, это неудивительно. События, однозначно относимые к революционным, достат ...

Категория цивилизации
Базовой категорией научного анализа для Тойнби является категория цивилизации. Опираясь именно на нее, он строит величественное здание своей собственной конструкции. Следует сказать, что, в отличие от своих предшественников, Тойнби трактует цивилизацию не как организм, формирующийся и развивающийся по биологическим законам, а как социал ...

Русская интеллигенция и революция
Общеизвестно, что Русская революция 1917 года, предопределенная целым рядом исто­рических обстоятельств, была детищем русской интеллигенции. И речь идет не только и не столько о революционерах в узком смысле этого слова. Интеллигенция в целом жила ожиданием радикальных перемен, стремилась к ним, обосновывала их необходимость, хотя и пон ...