Историческая наука России на современном етапе
Страница 2

История » Историческая наука России на современном этапе » Историческая наука России на современном етапе

Публикация российских мыслителей начала ХХ в. способствовала складыванию понимания всего аморализма учения о классовой борьбе как двигателе истории. Идея К. Маркса и В.И. Ленина о необходимой смене оружия критики критикой оружия стала рассматриваться как своеобразное обоснование террора против инакомыслия во всех сферах общественной жизни. Установившееся в результате этого единообразие обеднило исследование исторической реальности, в первую очередь исключив из процесса человека. С.Н. Булгаков писал: "Для взоров Маркса люди складываются в социологические группы, а группы эти чинно и закономерно образуют правильные геометрические фигуры, так, как будто кроме этого мерного движения социалистических элементов в истории ничего не происходит, и это упразднение проблемы и заботы о личности, чрезмерная абстрактность, есть основная черта марксизма, и она так идет к волевому душевному складу создателя этой системы" (Булгаков С.Н. Философия хозяйства. М., 1990. С. 315). После публикации работ русских мыслителей начала XX в. широким слоям историков открылись многие религиозно-мифотворческие моменты марксизма, его многогранное идеалистическое начало. Н.А. Бердяев, в частности, писал: "Маркс создал настоящий миф о пролетариате. Миссия пролетариата есть предмет веры. Марксизм не есть только наука и политика, по есть также вера, религия" (Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 83).

Параллельно шла "реабилитация" зарубежной немарксистской философии истории и исторической мысли. В круг чтения российских историков вошли книги Ф. Броделя, Л. Февра, М. Блока, К. Ясперса, А. Дж. Тойнби, Э. Карра и др. При этом в их трудах достаточно четко просматривалось уважительное и объективное отношение к истории России, что явно противоречило основному тезису советской историографии о зарубежной литературе как о фальсификации исторического процесса. В этом плане показательно заявление Л. Февра: " . Россия. Я не видел ее собственными глазами, специально не занимался ее изучением и все же полагаю, что Россия, необъятная Россия, помещичья и мужицкая, феодальная и православная, традиционная и революционная, - это нечто огромное и могучее" (Февр Л. Бои за историю. М., 1991. С.65).

Описанные процессы привели к переосмыслению марксизма-ленинизма как теоретической базы исторической науки. Историками был поставлен вопрос: в какой мере марксистская теория формаций способствует углублению и прогрессу исторического познания? В ходе дискуссий многие охарактеризовали сведение всего многообразия "мира людей" к формационным характеристикам как "формационный редукционизм" (См.: Формации или цивилизации? (Материалы "круглого стола") // Вопросы философии. 1989. № 10. С.34), ведущий к игнорированию или недооценке человеческого начала, в чем бы оно ни выражалось. Размышляя по этому поводу, А.Я. Гуревич писал: " . мировой исторический процесс едва ли правомерно понимать в виде линейного восхождения от одной формации к другой, равно как и размещения этих формаций по хронологическим периодам, ибо так или иначе на любом этапе истории налицо синхронное сосуществование и постоянное взаимодействие различных социальных систем" (Гуревич А.Я. Теория формаций и реальность истории // Вопросы философии. 1990. № 11. С.37). Кроме того, современная историческая паука приступила к изучению "малых групп", тогда как формационный подход к истории предполагает оперирование обобщенными понятиями, которые выражают высокую степень абстрагирования.

Развитие исторической науки в России поставило перед учеными задачу разработки гибкого и адекватного современной эпохе теоретического и методологического инструментария. Вышеуказанное противоречие выступает лишь проявлением этой тенденции. Попытки же его разрешения привели к расширению методологической базы отечественной исторической науки и началу складывания направлений и школ. Среди них, допуская определенную условность классификации, можно выделить:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

СССР в 1929 – 41 годах: внешняя политика, внутреннее развитие. Социально-экономическое развитие
В конце 20-х годов формируются две основные точки зрения на дальнейшее развитие СССР. Первая из них связаны с именами Бухарина, Рыкова и Томского , которые выступили за дальнейшее развитие кооперации, снижение налогов на сельское хозяйство, создание регулируемого рынка. Целью этой политики они ставили повышение жизненного уровня населен ...

Политика власти по отношению к православной церкви в 1917–1918 гг.
28 октября, т.е. через 3 дня после низложения Временного правительства и победы октябрьской революции, православная церковь в лице Поместного Собора ярко выразила свое негативное отношение к советской власти. Как отразились на состоянии церкви события 1917 г. и первой мировой войны писал владыка Понтелеймон, епископ двинский: «Никогда е ...

Вторая мировая война
Военная политика великих держав. В 30-х годах вновь, второй раз в XX веке, назревает мировая война. Первой среди великих держав на путь развязывания войны стала Германия. В 1933 г. к власти в этой стране пришла германская национал-социалистическая партия — партия Адольфа Гитлера. Новое правительство Германии в течение шести лет правлени ...