Последние дни Ганзы
Страница 3

История » Немецкий ганзейский союз » Последние дни Ганзы

Тридцатилетняя война почти совершенно уничтожила германскую торговлю, а вместе с тем и германское судоходство; изменились и главные пути, по которым торговля направлялась к океану и на запад Европы, при чем страны Ближнего Запада приобрели руководящую роль, которая вскоре распространилась до самых восточных окраин Балтийского моря.

Предметом всегдашних претензий Ганзы и основой ее процветания были торговые монополии, беспошлинная торговля и другие привилегии; все это сводилось к собственным материальным выгодам и к эксплуатации других, и не могло продолжаться при правильном государственном устройстве. Ганза с самых первых шагов своих действовала угнетающе, если не на правительства тех государств, в которых она действовала, то на их купечество, арматоров и мореходов. Она могла удерживать свою позицию только силой и именно морской силой.

Руководители Ганзы с большим искусством пользовались, как ее морской силой, так и другими имевшимися в ее распоряжении средствами, в том числе и деньгами, и умели извлекать пользу из приобретаемых при посредстве своих агентов сведений об иностранных государствах и о людях, которые в них имели влияние. Они ловко пользовались постоянными спорами из-за престолонаследия и другими внутренними несогласиями, а также многочисленными войнами между отдельными государствами, и даже сами старались возбуждать и поощрять такие случаи. В общем все сводилось к коммерческому расчету, при чем большой разборчивости в средствах они не проявляли и никаких более возвышенных государственных задач не преследовали. Поэтому весь союз, кроме общего национального чувства, держался только сознанием общих выгод, и пока выгоды эти были действительно общими, союз представлял крупную силу. С переменой же условий, по мере того, как морская торговля разрасталась, а государства, как собственное, так и иностранные, стали крепнуть — интересы отдельных членов союза стали расходиться, при чем преобладающее значение получили частные интересы; наиболее удаленные от центра участники союза отпали сами или были из него исключены, единодушие в союзе нарушилось, а члены, оставшиеся ему верными, уже не имели достаточных сил, чтобы бороться с окрепшими иностранными государствами.

Для того, чтобы продлить свое существование новому, более малочисленному союзу следовало положить в основание своей деятельности свободную торговлю и мореплавание, но для этого приморским городам необходимы были свободные сообщения с внутренней страной и сильная охрана.

Не следует, однако забывать, что северные и южные германские городские союзы и в особенности ганзейский союз в течение долгого времени одни поддерживали германское влияние, которое именно в нем нашло в средние века свою лучшую защиту и свой главный центр.

Германские города, в то числе и те, которые входили в состав ганзейского союза, были единственными представителями идеи дальнейшего национального развития немецкого народа, и частью осуществляли эту идею. Города эти почти одни олицетворяли в глазах иностранцев германскую силу и влияние, так что история городских союзов является, вообще говоря, светлой страницей в германской истории.

Страницы: 1 2 3 

Разменная монета и бумажные деньги
История разменной монеты интересна еще и тем, что именно она явилась “матерью” бумажных денег. Вспомним: назначение разменной монеты состояло в том, чтобы замещать (в определенном количестве) полноценную монету. Иначе говоря, разменная монета является денежным знаком только потому, что представляет полноценную монету. А поскольку такое ...

Сталин — спаситель
В конце 1936 года произошли Сианьские события. В городе Сиани на Северо-Западе страны двое подчиненных Цзян Чжунчжэну генералов арестовали его, требуя сменить правительство и немедленно начать войну против Японии, вступив при этом в союз с нашей страной. Цзян Чжунчжэн предпочитал накапливать силы и всемерно оттягивал формальное объявлен ...

Спартанское чудо
Таково пресловутое спартанское образование, вызывавшее такой интерес, как в древности, так и в Новое время. Французскому историку трудно говорить о нем с полным беспристрастием. Немецкая наука от К.О. Мюллера (1824) до В. Йегера (1932) страстно им восхищалась: она видела в нем проявление нордического духа, присущего дорийской расе, и во ...