Историография

Исторические хроники Китая, записывавшиеся почти три тысячи лет, образуют самую длинную непрерывную традицию среди исторической документации любой цивилизации. Никакое другое традиционное общество не знало так свое прошлое и не придавало такого значения ведению исторических записей. Согласно исторической концепции древних китайцев, история имеет смысл, если только может быть основой для создания практических директив. Вера в ценность истории особенно была свойственна конфуцианцам, но и другие школы китайской мысли считали необходимым ссылаться на уроки истории.

Мною рассмотрена монография «История народов хунну» (Издательство АСТ, М., 2004), автором которой является Лев Николаевич Гумилев. По жанру монография является художественно-исторической. Работы Гумилёва, в первую очередь, те, где развивалась пассионарная теория этногенеза, не нашли поддержки со стороны исторической науки и вызвали критические отзывы ряда историков (включая: Я.С. Лурье, А.П. Новосельцев, средневековый номадист С.А. Плетнёва, академик Б.А. Рыбаков, Л.С. Клейн и другие), которые обвиняли их в произвольном обращении с фактами, вплоть до измышления последних, в нарушении основ научной методологии и даже в лженаучности.[4] Говоря о разгромной критической статье академика Б.А. Рыбакова, предъявившей Гумилёву эти обвинения, польский медиевист А. Поппе выражал удивление, что специалист взялся всерьёз, как научное сочинение, критиковать труд Гумилёва, который сам Поппе назвал «перфектологическим (трактующим о прошлом) романом».[5]

О существовании народа хунну стало известно из китайских источников. Его наименование оказалось гораздо более долговечным, чем сам народ. Оно широко известно, несмотря на то, что носители его погибли полторы тысячи лет назад, тогда как названия многих соседних современных хуннам народов знают сейчас только историки-специалисты. Хунны оставили глубокий след в мировой истории. Двинувшись из Азии на запад, они нашли приют в Приуралье у угров. Слившись с ними, они образовали новый народ, который в Европе стал известен под названием гуннов. До сих пор нередко слово «гунн» звучит как синоним свирепого дикаря. И это не случайно, ибо хунны на протяжении тысячи лет выступали не только как созидатели, но часто и как разрушители.

Задача автора заключается не в том, чтобы хвалить или порицать давно исчезнувшие племена. Его цель разобраться, каким образом немногочисленный кочевой народ создал такую форму организации и культуру, которые позволили ему сохранять самостоятельность и самобытность на протяжении многих столетий, пока он не потерпел окончательное поражение и не подвергся полному истреблению. В чем была сила этого народа и почему она иссякла? Кем были хунны для соседей и что оставили они потомкам? Ответы на эти вопросы помогли понять какое место хунны занимают в истории человечества.

Монография состоит из пятнадцати глав:

1. Во мгле веков.

2. Изгнанники в степи.

3. На берегах «песчаного моря».

4. Великая стена.

5. Свистящие стрелы.

6. Господство над народами.

7. Взлет дракона.

8. «Небесные кони».

9. Бой насмерть.

10. Кризис державы Хунну.

11. Брат на брата.

12. Возвращенная свобода.

13. Раскол.

14. Разорванное кольцо.

15. Последний удар.

Описанию событий, непосредственно касающихся проблеме восстания «краснобровых», посвящена Глава 12 «Возвращенная свобода», которая в свою очередь состоит из следующих подглав:

1.Ханьская политика в оценке современников.

2.Хунны под протекторатом Китая.

3.Захват власти Ван Маном и его реформы.

4.Отложение хунну от Китая.

5.Ноин-Ула. 6. Смена династии.

7. Восстание «краснобровых» и гибель Ван Мана.

8. Восстановление династии Хань.

Проблема отраженная в монографии раскрыта достаточно широко и глубоко. Это стало возможным благодаря богатым источникам Древнего Китая, на которые опирался автор. Это в первую очередь, колоссальный труд Сыма Цяня «Исторические записки», который можно считать основателем «хуннологии». Продолжателем Сыма Цяня был талантливый историк конфуцианского направления Бань Гу, написавший «Историю Старшей династии Хань», но он не закончил своего труда, так как оказался среди друзей одного опального вельможи и поэтому был заточен в тюрьму, где и умер в 92 г. н.э.[6] Третий источник, который использовал Гумилев – «История младшей династии Хань», написан уже в 5 веке н.э. южно-китайским ученым чиновником.

Кампания 1917–1918 годов
Кампания 1917 года готовилась и протекала в обстановке значительного роста революционного движения во всех странах. Среди народных масс на фронте и в тылу усиливался протест против войны с её огромными потерями, резкого снижения жизненного уровня, роста эксплуатации трудящихся. Огромное влияние на дальнейший ход войны оказали революцион ...

Основные направления национального возрождения
Новые национальные ориентиры. В XVIII в., когда национальное выживание стало фактом, формируется новая национальная идея, ориентированная на национальное возрождение. Основными ее положениями становятся: противостояние имперской политике национальных притеснений; интенсивное возрождение татарской национальной жизни на всей исторической ...

Происхождение донского казачества
Главное противоречие между дореволюционной и послереволюционной историографией – в определении происхождения казачества в целом и донских казаков – в частности. «Классовая» историография определяет возникновение казачества примерно XVI-м веком и утверждает, что «казаками» называли себя беглые крестьяне, люмпены, разбойники из Центральн ...