На двух поприщах. Маколей – политик

История » Т.Б. Маколей как политический деятель и историк » На двух поприщах. Маколей – политик

Именно эта пора была самый блестящей в политической деятельности Маколея, время, когда он принимал участие в дебатах о парламентской реформе. Вопрос об этой реформе давно привлекал к себе его внимание и симпатию. [60]

В дебатах приняли участие лучшие ораторы Англии: сэр Роберт Пиль - за сохранение прежних порядков, Маколей - за реформу. Маколей видел опасность не в принятии билль, а напротив в желании отвергнуть его. "Если билль будет отвергнут, - говорил Маколей, - то я молю бога, чтобы никто из вас не стал горько и тщетно раскаиваться в своём поступке среди разгрома существующего закона, покушений на собственность и коренного разложения всего общественного строя. Кроме наделения представительством новых политических центров и понижения избирательного ценза, этот билль предусматривал уничтожение так называемых "гнилых местечек" и заранее лишал таким образом полномочий людей, которые, подобно Маколею, были представителями этих "местечек", но не имели его мужества бороться за реформу. [61]

В 1831 году Маколей произнес несколько речей в пользу реформы. В первой из них он прежде всего открещивался от всеобщего избирательного права, так как оно "произвело бы разрушительную революцию", одновременно считая необходимым внести улучшения в конституцию. Он отважился даже на утверждение, что если средний класс Англии будет против монархического и аристократического строя, то он будет на стороне среднего класса, правда, он расценивал такое его состояние, как практически невероятное. [62]

5 июня 1832 года, день голосования билля, принадлежало к числу редких исторических моментов. Маколей сравнивал его с днём, когда Цезарь упал под кинжалом заговорщиков, или с днём, когда Кромвель взял булаву со стола скипера. Палата была переполнена. Когда удалили посторонних, в ней оказалось 608 депутатов, на самый опытный глаз не поддававшихся определению, сколько "за" и сколько "против". Наконец голосование кончилось. Виги победили большинством голосов. Что касается Маколея, то он даже заплакал от волнения, когда узнал о победе. [63] Реформа 1832 года, в борьбе за проведение которой Маколей снискал себе славу блестящего оратора и пламенного вига, и была, по его мнению, тем последним штрихом, который придал законченность шедевру, каким он считал английский государственный строй. Он не считал её большим благодеянием, и утверждает, что хотя она по форме является только парламентским актом, проведённым по строгим правилам закона, но по существу, по своей важности она может быть приравнена к революции. И эту реформу Маколей усиленно подчёркивал в своих многочисленных речах, произнесённых в парламенте в защиту билля о реформе, что проведение этой реформы предотвратило назревающий революционный взрыв. [64] Прогрессивными Маколей считал только те изменения, которые соответствуют его политическим требованиям, то есть в первую очередь изменения, способствовавшие установлению того "идеального" порядка, который был, наконец, достигнут в Англии после парламентской реформы 1832 года. Такое понимание прогресса было свойственно не только Маколею: оно являлось своеобразной политической философией всей партии вигов, ревностным членом которой Маколей был с самого начала свое политической карьеры. [65]

Маколей был единодушно избран Лидсом в депутаты обновлённого парламента. Он принимал здесь деятельное участие в дебатах об ирландском самоуправлении, причём высказывался против ослаблённого ирландского парламента, в дебатах об английских католиках, причём поддерживал их сторонников, говорил против чрезмерных доходов английской церкви, наконец за равноправие евреев. [66]

Речи Маколея всегда были событием парламентских заседаний. Как только разносилась весть, что он собирается говорить, депутаты спешили к своим местам, парламентские чиновники покидали свои бюро и даже буфетная прислуга искала местечко, чтобы послушать оратора. Маколей говорил плавно, почти не переводя дыхание, несколько монотонным голосом, заложив левую руку за спину и делая правой небольшие редкие движения. Его речи были своего рода эссе, только не написанными, но также прекрасны во всём, что было автором не спеша и строго обдуманным. Напротив, когда надо было возражать Маколей вдруг терял своё красноречие и, окончив главную речь за или против, большеё частью молча сидел на своём месте. Писатель одерживал в нём верх над оратором. Он чувствовал это сам и потом, с первых дней своей парламентской деятельности, подумывал о более спокойной и подходящем поприще. К тому же материальное положение его и родных всё ёщё было неудовлетворительным, и, когда ему предложили, он с большой охотой принял должность члена верховного индийского совета и в 1834 году распростился с парламентом. [67]

Биография
Участвовал в строительстве и управлении уральскими заводами ещё при жизни отца. Он унаследовал от отца деловую хватку, был глубоким знатоком горнозаводского хозяйства, предприимчивым деятелем, умевшим ловко маневрировать среди придворных вельмож и добиваться для себя исключительных привилегий, в том числе чина действительного статского ...

Социальное положение населения Древнего Рима
В Риме этого времени наряду с рядовыми общинниками, которых называли плебеями или плебсом (буквально те, кого много), были богатые и влиятельные аристократы-патриции (буквально отцовские), считавшие себя потомками первых римских сенаторов. Плебеи, не принадлежа ни к одному из патрицианских семейств, являлись, тем не менее, юридически с ...

Японский офицер
В возрасте 20 лет он впервые приехал в Японию, где и примкнул к китайскому революционному движению. Внешне он был тогда типичным молодым человеком из Китая с длинной косой на спине. В знак своей решимости он стал участвовать в антимонархической антиманьчжурской революции в апреле 1906 года и, находясь в Токио, срезал свою косу, отослав ...