Внутренняя торговля

Внутренняя торговля в Киевской Руси развивалась под влиянием обществееого разделения труда, выделения ремесел, роста городов, возникновения и накопления излишков продукции. В крупных городах были постоянно действующие торги или торговища – предшественники ныне существующих рынков. В 1017 г. В Киеве их было 8, причем каждый имел свою специализацию. Обычно это площади, на которых раполагались торговые, складские и др. строения и церковь. На ней продавались и покупались продукты питания, изделия ремесленников и др. товары; собиралось городское вече, оглашались указы князя, и проч. На торгу продавали и покупали различные товары за деньги или обмером, в присутствии послухов или мытника заключались договора, торговые сделки, делались заявления о пропаже имущества. Для взвешивания товаров торговцы применяли различные весы и гири (гирьки).

Другой ранней формой торговли были ярмарки. Для них были характерны: относительно редкая периодичность, большое стечение народа, наличие привозных и местных товаров, сопровождение торговли увеселительными мероприятиями. В киевсий период на Руси насчитывалось более 100 крупных и мелких городов, где регулярно устраивались яр­марки, которые по представляли собой торговые съезды.

Торговая деятельность монастырей в ограничивалась внутреннего рынком, однако, гости, могли вывозить и изделия монастырских ремесленников.

Источники того времени упоминают следующие товары регулярного спроса: зерно, хлеб, мед, воск, благовония, домашних животных, оружие, изделия из металла, соль, одежду, меха, полотно, гончарные изделия, древесину и др.

По данным археологических исследований северо-восточного района при раскопках отдаленных сельских общинах наряду с изделиями местного производства встечались и импортные товары, которые могли попадать туда через городские торги и ярмарки, или – доставлятся бродячими купцами-коробейниками.

Есть свидетельства о деятельности иногородних и иностранных купцов в крупных городах. Их называли гостями (гостинной сотней), для них строили гостинные дворы. Новгородские купцы про­являли активность в открытии своих представительств по всей Руси.

Внутренние торговые пути XII-XIII вв., соединявшие населенные районы, на отдельных участках проходили по: наезженным дорогам, переправам, переволокам, рекам и озерам, лесным просекам и т.п. Удобных дорог, соединявших не только отдаленные Киев и Новгород, Суздаль и Галич, но и соседние земли и города было немного. Попытка провести обоз или судно с зерном – например, из Переяславля в Новгород – технически доступная для крупных купцов и их объединений, могла привести столь значительному повышению стоимости, что его не смогли бы покупать даже очень богатые люди. Этим в частности объясняются локальный характер хлебной торговли и ее проблемы в последующие века. По данным летописи цена кади ржи в неурожайные годы в Новгороде поднималась до 4, 6 и даже 20 гривен, что во много раз превышало ее обычную стоимость.

Потребности Южной Руси в соли удовлетворялись за счет ее ввоза из Крыма и Прикарпатья, а в Северо-Западную Русь она поступала из Старой Руссы и побережья Белого моря либо из балтийских стран (Германии и др.).

Храмовые архивы гос-в Древнего Востока
Храмы наряду с культовыми задачами, все больше сочетали в себе функции политических органов власти и управления. Примером храмового и одновременно архива полиса являлся Метроон - хранилище государственных документов Афинской республики, построенный при Периклев V в. до н.э. В Метрооне хранились важные государственные акты, торговые дого ...

 «Избранная рада»
После московских событий лета 1547 года: пожара, а затем восстания москвичей вокруг царя происходит формирование избранного круга лиц, которые не блистали знатностью и не связанны были близким родством ни с царским домом, ни с одним из могущественных аристократических кланов. Следовательно, никто не боялся, что они захватят власть. Этот ...

«Я по­до­шел ко вхо­ду в боль­шую пе­ще­ру…»
«Под­чи­ня­ясь жад­но­му сво­ему вле­че­нию, же­лаю уви­деть ве­ли­кое мно­же­ст­во раз­но­об­раз­ных и стран­ных форм, про­из­ве­ден­ных ис­кус­ной при­ро­дой, блу­ж­дая сре­ди тем­ных скал, я по­до­шел к вхо­ду в боль­шую пе­ще­ру. На мгно­ве­ние я ос­та­но­вил­ся пе­ред ней по­ра­жен­ный… Я на­кло­нил­ся впе­ред, что­бы раз­гля­деть, ...