Терроризм и террористы
Страница 1

Террористами не рождаются. Немало внешних причин, свойств характера должно сложиться в прихотливую мозаику, чтобы образовался специфический феномен русского революционера-боевика. Длительное время в российской литературе господствовало однобокое освещение сущности политического терроризма, его роли и места в общественном развитии. Его рассматривали в качестве части освободительного движения, а поэтому оправдывали. Активные его приверженцы, как правило, окружались ореолом мучеников и страдальцев. В честь их назывались площади и улицы городов, возводились памятники. От таких подходов наша публицистика, а иногда и исследователи полностью не освободились и в постсоветский период.

В 1877 г. началось второе хождение в народ. На этот раз народники решили заменить “летучую пропаганду” планомерной, систематической работой в деревне. Во многих губерниях России были организованы поселения народников. Они работали столярами, плотниками, кузнецами, учителями и беседовали с крестьянами о повседневных бытовых нуждах, исподволь подводя их к идее народной революции. Но и на этот раз пропаганда не имела успеха — народ не поднялся на восстание. Второе хождение в народ было разгромлено.

В конце 70-х годов в стране было неспокойно: волновались студенты, либералы требовали конституции, продолжались процессы над народниками. Разгром хождений в народ вызвал кризис в движении. Неудача революционной пропаганды среди крестьян, репрессии властей толкнули часть народников к террористической деятельности. В начале 1878 г. член организации “Земля и воля” Вера Засулич тяжело ранила петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова. В апреле 1879 г. народник Соловьев совершил очередное неудачное покушение на царя. В показаниях Соловьева имеются фрагменты, достойные учебника психиатрии: “ Как тени проходят в моем воображении мученики за народ, фигурировавшие в целом ряде больших политических процессов и безвременно погибшие. Затем картины страданий братьев по убеждениям, томящихся в центральной тюрьме, — все это разжигает ненависть к врагам и побуждает к мщению .” Мысли о братьях, томящихся в тюрьмах, не помешали Соловьеву провести ночь накануне покушения на квартире у дешевой проститутки, о чем он и поведал суду. “Земля и воля” превращалась в террористическую организацию. Среди землевольцев начались разногласия по вопросу о методах борьбы.

Окончательный раскол произошел в 1879 г. “Земля и воля” разделилась на две организации: “Черный передел” и “Народная воля”. Члены “Черного передела” считали главным пропаганду среди крестьян, подготовку революции. Тактикой “народовольцев”, помимо методов революционной пропаганды, было запугивание правительства путем индивидуального террора, подготовка восстания. Народовольцы считали, что достаточно свергнуть самодержавие и произойдет социальный переворот. Надо захватить власть путем заговора меньшинства.

Бывший в прошлом одним из вожаков народовольцев, а потом порвавший с заблуждениями молодости Л.А. Тихомиров в зрелые годы писал, что на путь террора его бывших сподвижников вело убеждение, что якобы в России «ничего нельзя делать», что «Россия находится на краю гибели и погибнет чуть не завтра, если не будет спасена чрезвычайными революционными мерами». И.С. Аксаков отмечал: « .В молодежи неведомо откуда появилась злая струя, нам совершенно чуждая . вдруг появилась яркая ненависть ко всему русскому, а из этой молодежи анархисты формировали динамитчиков . »

Указанные социально-политические особенности России служили питательной средой для эскалации терроризма, формировали благоприятную нравственную атмосферу в обществе для его распространения. Ряды террористов пополнялись, их «подвиги» прославлялись. Они получали не только моральную поддержку, но и материальную от состоятельных либералов. Напомню один факт, что ежемесячный бюджет "Исполнительного комитета" в течение нескольких лет колебался около 5000 рублей ежемесячно. Конечно, не студенты давали "на дело" эти 60 000 рублей в год!

Атмосфера ослепления российского общества в отношении террора, к концу 70-х годов высветилась в связи с процессом над террористкой В. Засулич. Вынесение оправдательного приговора за явно умышленное покушение на убийство петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова было встречено, по словам председательствующего на суде А.Ф. Кони, невиданным восторгом и ликованием не только в зале суда, но и за его пределами. Даже находившийся в зале суда Ф.М. Достоевский, до этого обличивший в романе «Бесы» терроризм в форме нечаевщины, высказался, по словам публициста Г.К. Градовского, за оправдание преступницы, при этом заметил: «чего доброго ее теперь возведут в героини». В последнем великий писатель оказался прав: террористку поставили на пьедестал. Голоса таких мыслителей, как К.Н. Леонтьев и Л.Н. Толстой о пагубных последствиях приговора по сути не были услышаны обществом. Зато резонанс того, что произошло в петербургской судебной палате, был велик в России и за ее пределами, послужив импульсом и началом массового российского политического терроризма.

Страницы: 1 2 3

"Нулевой вариант"
Наряду с двумя основными сторонами конфликта, каждая из которых намеревалась добиться отстранения от власти противоположной стороны с сохранением и упрочением своей власти, в конфликте косвенно участвовала и третья сила. К ней, в частности, относилось большинство региональных органов власти (представленных в тот период в Москве Советом ...

Новая экономическая политика (НЭП)
В марте 1921 года на Х съезде РКП(б) Ленин провозгласил НЭП. Для его осуществления правительство: – разрешило свободную торговлю; – провело денежную реформу; – разрешило свободу предпринимательства в сфере производства товаров народного потребления и услуг; – ввело твердый натуральный налог на крестьян. Однако все крупные предприят ...

Вступление
Возвеличивание одной личности неиз- бежно отодвигает на задний план народ и партию, принижает их роль и значение. Н. С. Хрущев Вопрос о роли народных масс, классов, партий, их вождей в историческом процессе – один из центральных вопросов исторического материализма. Он лежит на стыке социологии, философии, истории, социальной психоло ...