Новое дворянство
Страница 1

Из этих характерных особенностей экономического развития предреволюционной Англии вытекало и своеобразие социальной структуры английского об­щества, которое определило расстановку борющихся сил в революции. Необходимо отметить, что английское общество, как и современное ему французское, делилось на несколько сословий. В своем «Описании Англии» (1577г.) Уильям Гаррисон социальную структуру современного ему общества разделил следующим об­разом. «Мы в Англии,— писал он,— обычно подраз­деляем людей на четыре сорта».

Первый сорт — это джентльмены: титулованная знать, рыцари, эсквайры, а также те, кого именуют просто джентльменами. Второй — это бюргеры: чле­ны городских корпораций, домовладельцы, платель­щики налогов. Третий — йомены: зажиточная вер­хушка крестьян, владельцы земли на праве фриголь­да с годовым доходом в 40 шилл., а также зажиточ­ные арендаторы. И, наконец, четвертый сорт — это поденщики, коттеры, копигольдеры, ремесленники. О них Гаррисон писал, что это люди, которые не имеют «ни голоса, ни власти в государстве, ими управ­ляют, и не им управлять другими».

Однако, в отличие от той же Франции, эти сосло­вия в Англии не были обособленными и замкнутыми и переход от одного сословия в другое проходил довольно легко и менее безболезненно. Томас Уилсон разделял английское дворянство на два разряда: высшее и низшее. Представителями первого были титулованные роды, которые обладали наследственным правом заседать в палате лордов (пэры). Однако, как замечал известный русский исследо­ватель М. Барг, «родовитая знать Англии XVII века не могла похвалиться древностью своих родов. В пре­обладающей своей части она была новосозданной: в лучшем случае — Тюдорами, в худшем — Стюар­тами. В самом деле, в первом парламенте Генриха VII заседало 29 светских лордов. Чего не сделала война Роз, доделали первые два Тюдора, завершившие раз­гром старой мятежной знати. В парламенте 1519 г. в стране оказалось лишь 19 светских лордов. Позднее, при Елизавете I, их число было доведено до 61, а при Якове I — до 91. Более половины состава палаты лордов 1642 г. получили свои титулы после 1603 г. Представить имущественный облик пэров позволяют следующие данные: годовая стоимость владений 61 пэра-роялиста составляла 1 841 906 ф. ст., т. е. в сред­нем 30 тыс. ф. ст. на одного. Только 16 пэров полу­чали доход, превышающий эту среднюю сумму, зато доход многих был намного ниже ее. Оскуднение зна­чительной части знати было результатом сохранения феодального образа жизни, включая и формы утили­зации земельной собственности. В случае отсутствия королевского фавора (должностей, пенсий, дарений) это приводило к неоплатным долгам и к неминуемой распродаже значительной части земельных вла­дений».

Круг аристократического дворянства в стране был довольно узок. Младшие сыновья пэра — титулован­ного лорда,— получавшие лишь звание рыцаря, не только формально переходили в состав низшего дво­рянства (джентри), но и по образу жизни очень часто становились дворянами-предпринимателями, близ­кими к буржуа. С другой стороны, городские буржуа, которые приобретали дворянские титулы и гербы, оставались носителями нового, капиталистического способа про­изводства. В результате английское дворянство, оставаясь единым как сословие, было расколото на два социаль­ных слоя, которые во время революции оказались по обе стороны баррикад.

Большое количество дворянства — в первую оче­редь это касалось его мелкой и средней части — к началу революции свою роль видело в помощи ускорению капиталистического развития страны. Продолжая оставаться классом земледельческим, это дворянство в сущности было уже новым дворянством, поскольку свою земельную собственность оно нередко использовало не столько для получения феодальной ренты, сколько для извлечения капиталистической прибыли. Перестав быть рыцарями шпаги, дворяне превра­тились в рыцарей наживы. Джентльмены (ими в XVII в. преимущественно назывались представи­тели нового дворянства — джентри; более богатые джентльмены назьюались сквайрами; часть их полу­чала от короля титул рыцаря) становились удачли­выми коммерсантами, которые не уступали предста­вителям среды городского купечества.

Страницы: 1 2 3

Жи­во­пись – ца­ри­ца ис­кусств
Сре­ди всех ис­кусств да, по­жа­луй, сре­ди всех дел че­ло­ве­че­ских Ле­о­нар­до ста­вит на пер­вое ме­сто жи­во­пись. Ибо, ука­зы­ва­ет он, жи­во­пи­сец яв­ля­ет­ся «вла­сте­ли­ном вся­ко­го ро­да лю­дей и всех ве­щей». Это – не­от­ра­зи­мое сви­де­тель­ст­во глу­бо­кой убе­ж­ден­но­сти од­но­го из ве­ли­чай­ших жи­во­пис­цев, ко­гда- ...

Малиновский и Ватковский.
После Гусятникова следует описание двух известных в то время в Москве господ -Малиновского и Ватковского. Вот попович Малиновскиий Выступает также тут. За ним полненький Ватковский, В коем весу тридцать пуд. Он жену ведёт под ручку Наравне с ним толщиной Как на смех, все жирны в кучку Собралися меж собой Малиновский Алекс. Фёд. ...

Детство и юность
Родился в селении Мерхеули Сухумского округа в бедной крестьянской семье. Отец — Павел Хухаевич Берия (1872—1922). В 1915, с отличием окончив Сухумское высшее начальное училище, Л. П. Берия уехал в Баку и поступил в Бакинское среднее механико-строительное техническое училище. С 17 лет он содержал мать и глухонемую сестру, которые переех ...