Внешняя политика Сталина накануне Великой Отечественной Войны
Страница 2

История » Личность в истории - Сталин » Внешняя политика Сталина накануне Великой Отечественной Войны

У СССР оказался самый ограниченный выбор. Единодержец более чем за полтора десятилетия уже привык принимать решения, которые оказывали влияние на судьбы миллионов людей. Он, при своей исключительной осторожности, не боялся ответственности, уверовав в свою непогрешимость, хотя и прибегал к испытанному методу: сваливать вину за неудачи на других. Сталин привык, что последнее слово всегда остаётся за ним. "Вождь" решил вернуться к "германскому варианту", который настойчиво предлагал Берлин. По его мнению, другого выбора уже не было. На пороге стояла война и нужно было любой ценой отодвинуть ее начало.

23 августа 1939 года в Москве был подписан Пакт о ненападении между Советским Союзом и Германией. Сталин, неожиданно согласившись на договор с Германией, пошел дальше. Он согласился на ряд дополнительных соглашений, известных как "секретные протоколы", которые придали крайне негативный характер этому вынужденному и, возможно, необходимому шагу. 30 ноября 1939 года начались военные действия на советско-финской границе.

Сталина беспокоила близость советско-финской границы к Ленинграду и явное тяготение Финляндии к Германии. Переговоры с Финляндией с целью вынудить их отодвинуть границу от Ленинграда за соответствующую территориальную компенсацию оказались бесплодные. Сталин был уверен, что стоит ему предъявить ультиматум и тем более начать боевые действия, как финляндское правительство тут же примет все его условия. "Вождь" был уверен, что финны быстро капитулируют. Военные действия продолжались почти четыре месяца. Ценой больших потерь в начале марта 1940 года советско-финляндский мирный договор был подписан. Сталин был раздосадован. Весь мир увидел низкую готовность Красной Армии к войне. Бесславная война привела Советский Союз к международной изоляции. 14 декабря 1939 г. СССР был исключен из Лиги Наций. Война показала крупные недостатки в организации, подготовке, управлении частями и соединениями Красной Армии. Гитлер был удивлен и обрадован. Его стратегические планы, казалось, основаны на верных расчетах. Победа, достигнутая большой ценой, была равносильна моральному поражению. Это понимали и Сталин и Гитлер. Каждый сделал свои выводы.

Но у Сталина оставалось меньше времени для реализации задуманного. К нему пришла неведомая в последние годы неуверенность. С этого момента непрерывно "вождь" муссировал одну идею: "Если Гитлера не спровоцировать, он не нападет". Когда советские пограничники сбили немецкий самолет - нарушитель, глубоко вторгшийся на территорию СССР, Сталин лично дал указание извиниться. Воюющая Германия получила невоюющего фактически союзника. В Берлине почувствовали это быстро. В больших маневрах Сталину теперь была уготована роль ожидающей стороны, а Гитлер был близок к завершению подготовки похода на восток.

Чтобы правильно понять феномен Сталина, его шаги, помыслы, деяния, часто - преступления, нужно попытаться мысленно перенестись в то яростное, жестокое, суровое время. Многие шаги и меры Сталина по предотвращению войны, отдалению ее сроков, укреплению западных рубежей были в значительной мере вынужденными. Но в этой деятельности Сталин допустил крупные ошибки и просчеты. При всей своей подозрительности он передоверился Гитлеру и совершил ряд однозначно опрометчивых шагов. Наиболее крупной принципиальной ошибкой явилось заключение 28 сентября 1939 года "Германско-советского договора о дружбе и границе между СССР и Германией". В соответствии с этим договором были очерчены границы "сферы интересов" двух государств, с приложением географической карты. Граница уже отличалась от той, что была определена "секретным протоколом" к пакту от 23 августа 1939 года. Она пролегала в основном по рекам Нарев, Буг и Сан. Есть некоторые доказательства того, что Сталин ещё до начала войны почувствовал и понял политическую ошибочность этого шага. Если пакт о ненападении был в значительной мере вынужденным шагом, то договор о "дружбе" - результатом переоценки Сталиным собственного анализа, отсутствия прогностического видения. Сталин в своём стремлении не допустить войны или, по крайней мере, оттянуть её начало переступил последнюю идеологически оправданную грань, что имело далеко идущие отрицательные последствия. Несмотря на отчаянные усилия Сталина отодвинуть войну, эту задачу удалось решить лишь частично.

Страницы: 1 2 3 4

Коммунистический абсолютизм в России и Татарстане
Предпосылки коммунистического абсолютизма. Согласно основному постулату марксистского материализма, "бытие определяет сознание". Тем не менее социализм вошел в сознание россиян не через материальную жизнь, а как идеальное представление о будущей справедливой и материально обеспеченной жизни. Коммунисты разъясняли, что только С ...

Компания 1914 года
В первые дни войны русская армия заняла Восточную Пруссию (современная Калининградская область). Но командующие армиями в Пруссии действовали несогласованно и упустили наступательную инициативу, позволив противнику перегруппировать силы и наладить оборону. В сентябре 1914 года Германия собрала силы и вернула себе Восточную Пруссию. Успе ...

Делопроизводство канцелярии управы
Судя по документам управы, в 1870-1890-х гг. делопроизводство канцелярии подразделялось на четыре стола, причем не по сферам деятельности, а по функциональным признакам: Существовали бухгалтерский, распорядительный, хозяйственный и квартирные столы. Во главе каждого из них стоял столоначальник. Помимо него в столе насчитывалось еще по2- ...