Письменность

Письмен­ность а, следовательно, и грамотность, имела распростране­ние и за пределами церковных учреждений, ею пользова­лись не только феодалы, но и городские ремесленники и торговцы. Письменность обслуживала производство, ремесло, торговлю, культуру, быт. Нет никаких оснований для ут­верждения о том, что она являлась только привилегией господствующего класса и пользование ею ограничивалось узкой сферой церковных интересов. Это опровергается рядом архео­логических находок.

Много надписей имеется на ремесленных изделиях XI— XII вв. Так, сохранились надписи на шиферных пряслицах (гру­зиках для веретён), свидетельствующие об их принадлежности определённым лицам: «Потворин прясльнь», «Лолин пряслен», «Молодило», «Тартынъ», «Иулиана», «княжо есть», «невесточ[ь]» и др. Последнее слово указывает, возможно, что владелицей пряслица была девушка-невеста.[3]

Письменность обслуживала потребности развивающегося ремесла. Рост торговых связей также обусловил развитие письменности. Так, сохранились камни и кресты XI—XII вв. Это своего рода лоцманские знаки на водных путях. Имеющиеся на этих камнях и крестах надписи свиде­тельствуют о мероприятиях древнерусских князей, направлен­ных к освоению водных путей сообщения и созданию условий для их безопасности.

Из памятников древнерусской эпиграфики, относящихся к указанным мероприятиям, большой интерес представляет надпись на камне, найденном в конце XVIII в. на Таманском полуострове. По своим начертаниям буквы тмутараканского текста напоминают письмо одного из очень интересных памятников письменности XI в. – Остромирова Евангелия.

Распространялась письменность не только в среде господствующего класса, но в среде городского населения. Гораздо меньше в нашем распоряжении данных о проникновении письменности в феодальную деревню. Но несомненно, что развитие феодальных отношений, захваты феодалами общинных земель, рост фео­дальной собственности требовали применения письменности для обоснования документами землевладельческих прав.

Письменность обслуживала потребности феодального госу­дарства, она была необходимым атрибутом деятельности княжеских агентов.

“Рейганомика” и ее результаты
На рубеже 70-80-х гг. инициатива в идейно-теоретической и политической жизни большинства стран Запада перешла к неоконсерваторам, чьи кредо и политика существенно отличались от тех, которые определяли основные параметры общественного развития в течение всего послевоенного периода. В противовес социал-демократической реформистской модели ...

Тайваньская альтернатива
В декабре 1949 года Цзян Чжунчжэн прилетел из провинции Сычуань на остров Тайвань, где и начался тайваньский период в его деятельности. Ему было за шестьдесят. Он уже допускал мысли об уходе от дел, от политики, но ситуация сложилась таким образом, что ему пришлось взять на себя ответственность за ту часть китайской нации, которая нико ...

Волжская Булгария в XI-XV веках. Укрепление общественного и государственного строя
Государственное объединение. К началу XI в. в Волжской Булгарии возникла новая политическая обстановка. До конца X в. государственное объединение здесь базировалось на договорных отношениях между вошедшими в состав государства княжествами, которые фактически оставались самостоятельными, иногда чеканя даже свои монеты. В начале XI в. при ...